logotype
СТАТЬИ

САПФИР: особенности национального бизнеса.

«Московский Ювелир», автор: Ольга Тюльпакова.

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

По опросу торговых ювелирных фирм на сегодняшний день колористические предпочтения россиян определяются сине-зеленой гаммой самоцветом, хотя в летний сезон спрос становиться чуть шире. А из I группы камней, если не учитывать жемчуг и бриллианты, то лидирующее положение занимает сапфир.

Любовь к синему яхонту, конечно, можно объяснять ментальностью нашего народа, загадками русской души, стремящейся к гармонии с природой, и склонностью к раздумью. Эдакая сентиментальность и меланхоличность. Безусловно, здесь есть доля правды — этот камень любим и понятен, что явно проявляется в фольклоре и литературе. Во всяком случае, никому не надо объяснять, что значит: «Глаза как яхонты горят!» и что скрывается за фразой: «Яхонтовый мой!». Любое обращение к сапфирам выражает обожание и доверие.

Однако для предпринимателя благорасположение народа к камню — это лишь повод везти самоцвет в Россию. В ситуации, когда спрос населения удовлетворен не более, чем на 10%, можно везти практически всё. Так что конкретный выбор определяется совсем иными причинами. Сейчас совершенно очевидно, что российский камнесамоцветный рынок наконец-то стал приобретать черты цивилизованного бизнеса, основной особенностью которого является специализация предприятий на том или ином товаре. И уже не удивительно, что появились фирмы, которые занимаются чисто «сапфировыми» проектами. Причем и в этом достаточно узком секторе ювелирного дела есть свое деление по определенным позициям. Но для начала ответим на более общий вопрос: ПОЧЕМУ ИМЕННО САПФИР?

Прежде, чем преступить к раскрытию вопроса, надо четко усвоить следующее: выбор предпринимателя — поставщика самоцветов — лишь косвенно зависит от предпочтений конечного потребителя. Как выражаются бизнесмены: «Мы не знаем, что хочет покупатель, мы знаем, что хочет производитель!» Причина здесь одна — законодательный запрет на продажу определенных групп камней в частные руки. Население их может приобретать только уже в ювелирных изделиях. Таким образом, бизнесмен может ориентироваться только на запросы ювелирного производства. А выбор фирм производителей, в свою очередь, определяется несколькими факторами:

1) предпочтения покупателей, которые более связаны с платежеспособностью;

2) технологическими особенностью производства;

3) уровнем компетентности, «продвинутостью» самого руководителя производства.

Начнем с последнего. Основной чертой производственников является то, что их уровень компетентности мало, чем отличается от уровня основной массы населения. «Потрясает массовая геммологическая безграмотность — люди, о каком бы камне не шла речь, не знают, что это такое, как должно выглядеть, сколько стоить». Причем это не высказывание годичной давности известных геммологов-предпринимателей Сергея Банкова ( «ЛАЛ», Москва) или Павла Соколова («Самоцветы от Соколова», С-Пб), а совершенно свежее впечатление руководителя московской «сапфировой» фирмы «Цветная радуга» Михаила Осипова. И хотя все специалисты отмечают, что сдвиги есть, но видимо настолько микроскопические в сравнении с зарубежным уровнем, что вызывают немалую досаду. И это не удивительно, ведь в основном у кормила ювелирного бизнеса стоят люди, далёкие от ювелирного искусства. Это специалисты, имеющие инженерно-техническое образование, спортсмены, военные. Среди них мало геологов, геммологов, художников (напрочь отсутствуют искусствоведы), как правило, их фирмы сразу становятся заметны, но в массовом производстве их вклад не значителен. Безусловно, компании, беспокоящиеся о своем имидже, представляют лицо отрасли, его авангард. Среди них много и московских, питерских, уральских и костромских фирм. Их имена известны. Их изделия выделяются по качеству и дизайну, обращает на себя внимание и уровень подготовки кадров.

Остальные, двигаясь по пути наименьшего риска, ограничивают свой выбор камнями, названия которых им знакомы, т.е. «на слуху», будучи совершенно справедливо уверенными, что народ не больше их знает. Это сапфиры, рубины, изумруды — иначе — яркие красные, синие и зеленые пятна, которые часто лишь условно можно назвать драгоценными камнями. Таким образом, в условиях ограничения доступа информации и скудости предложения, консерватизм предпочтений населения оказывается искусственным. Мнение камнесамоцветчиков сходятся в том, что у нас достаточно костное общество — сложно внести что-то новое. Это и раскрутить новую фирму, тем более, если у неё нет громкого имени. То же самое и с камнями, достаточно сложно продвинуть новый товар. Причем фирмы производители не смотрят ни на красоту, ни на качество, ни на цены. Основной аргумент звучит так: «Кому человек похвастается (по телефону), например, танзанитом, кто о нем что знает!? А сапфиром можно!». Показательна ситуация с красным корундом, которую обрисовал Михаил Осипов. Этот камень появился на рынке года два назад и по международным правилам называется красным сапфиром. Его сложно продавать у нас в России. И хотя у него есть значительные преимущества перед розовым собратом – он намного чище, именно в исходном сырье. Он дешевле рубинов, но, правда, подорожал серьезно за последнее время. Если раньше их можно было приобрести по 10-15 $/ct за мелочевку, то сейчас стоимость перевалило за сотню. Наш отечественный производитель, несмотря ни на что, будет говорить: «Да очень красиво, но нам лучше рубин». При этом, ощущая разницу не визуально и не по информации о составе, а лишь потому, что сам продавец их разделяет. И, как правило, таким деловым людям трудно понять, почему такие перепады в цене. Однако, если эти корунды назвать рубином и оставить ту же цену — всё будет нормально. В такой обстановке предприниматель подвержен сильнейшему искушению выдать красные корунды за рубины. «Но я как специалист, — утверждает Михаил, — не могу себе этого позволить. Рубин окрашен хромом, а эти камни красные за счет примесей железа. Когда идешь на поводу у клиента, то выигрываешь на мелочи сиюминутно, но теряешь в перспективе по крупному. Но пока Имя решает всё».

В технологическом плане ювелирные предприятия по производству изделий с камнями (так же, как считают камнесамоцветчики) с советских времен не претерпели значительных изменений. А в те годы, как мы помним, на прилавки магазинов поступали изделия исключительно с синтетическими камнями. И современное производство подстроено под синтетику, где не требуется особого искусства, навыков закрепки, навыков по подбору камней. Основные требования к вставкам, чтобы все были калиброванные, одного цвета, качества. Как говориться: «Хоть кулаком эти камни в изделие заколачивай». Сейчас в условиях, когда синтетика перестает быть популярной, велика потребность в камнях, удовлетворяющих требования по объему поставок, техническим характеристикам, способных выдержать небрежное обращение. Безусловно, корунду, т.е. сапфирам и рубинам, нет равных в «выносливости»: он выдерживает и перепады температур, и механическое и химическое воздействие. Но остается одна «загвоздка», которую озвучивает руководитель «Цветной радуги»: «Сейчас все хотят натуру. А понять, что хорошие камни дорого стоят люди пока не в состоянии осознать. У нашего населения нет такого уровня благосостояния, чтобы позволить покупать качественные изумруды. Нам приходится работать в тех условиях, когда хотят дешевле, но качественнее. Что можем, то делаем».

Как мы понимаем, раскрученность брэнда (а сапфир — это брэнд), технологические достоинства и стоимостные характеристики определяют успех продвижения камня на рынке. И если две первые позиции, как мы видим, достаточно удачно складываются в пользу сапфира, интересно посмотреть его положение в ценовом ряду.

Здесь мы можем доверять только мнению специалиста, который сам непосредственно занимается поставками драгоценного камня. «С этой группой камней работать проще, — делится опытом Михаил Осипов, — они и по качеству хороши, позволяют обеспечивать объем, калибровку, сортировку по цвету. И та ценовая группа, в которой располагаются сапфиры, в отличие от рубинов и изумрудов, более реальна на нашем рынке. Достаточно трудно нашему соотечественнику объяснить, что высококачественный рубин будет стоить от 25 тыс. $/ct и выше. То же самое касается и изумрудов, что не облагороженный чистый и насыщенного цвета камень будет стоить от 7 тыс. $/ct и выше. А сапфиры даже очень высоких характеристик лежат в пределах от 500 до 3000 $/ct.»

Таким образом, три основных момента, отмеченных в статье являются базовыми, объясняющими лидирующее положение сапфира и его разновидностей на российском рынке драгоценных камней.

Более тонкие и интересные нюансы «сапфирового» бизнеса требуют отдельного разговора. Здесь и взаимоотношения с зарубежными партнерами, проблемы сертификации и гарантий для населения, веяния моды как разрушителя стереотипов, аспекты ценообразования и т.д.

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Другие статьи:


Рубины со стекляным наполнителем.

"Jewellery News Asia", December 2007.

ЦВЕТНАЯ РАДУГА © 2010